Царь
Борис

Царь Борис

В 1975 году в Большом театре СССР впервые дают балет Иван Грозный, апологетический по отношению к тирану. В тот же год в Перми Николай Боярчиков ставит балет — тоже на музыку Прокофьева, но про другого царя — и среди персонажей выпускает Тень Грозного. Вместе с ней действуют убиенный царевич Димитрий и три Кровавых мальчика. Все они вычитаны хореографом из пушкинской драмы. Спрессованный в один акт, камерный и аскетичный Царь Борис выглядел альтернативой и необходимым дополнением подавляющего московского спектакля. Он сохранился в позднейшей, уже петербургской записи, но любопытно смотреть их с Иваном Грозным подряд.

Царь Борис и другие пермские работы Николая Боярчикова вернее всего рассматривать как единый контрастный цикл — возможно, хореографу пришлось бы по душе слово «гексалогия». Это Ромео и Джульетта, с которого начался «золотой век» и который держался в афише 35 лет. Три карты по мотивам Пиковой дамы Пушкина и Прокофьева. Чудесный мандарин, открытие модернистской партитуры Бартока. Слуга двух господ, итальянская комедия с ленинградскими корнями: в основе лежал спектакль Бориса Фенстера в Малом оперном театре. Орфей и Эвридика — танцевальная версия рок-оперы Александра Журбина, первый подобный опыт в советском театре, тогда казавшийся ошеломительным (бесконечные провинциальные копии Юноны и Авось ждали впереди). Все эти спектакли были далеки от вульгарного показа советской бытовой современности. Впрямую она проявлялась только в деталях: брюки клеш на сцене носили и босоногие персонажи Орфея, и Труффальдино. Однако о текущем советском безвременье и надежде на лучшие времена Боярчиков говорил открыто, не боясь сложного сценического языка.

Такой театр — интеллектуальный, ироничный, приглашающий публику к диалогу — стал возможен благодаря пермским солистам. Балерины — Галина Шляпина, Раиса Кузьмичёва, Любовь Фоминых, Елена Каменская. Виталий Дубровин, первый Орфей. Олег Левенков в партии Царя Бориса. Деливший с ним эту партию Кирилл Шморгонер, он же Труффальдино, Ромео и Тибальд. Нина Дьяченко и Игорь Шаповалов, лучшая харáктерная пара. Геннадий Судаков — Труффальдино, Меркуцио, Юродивый, последовавший за Боярчиковым в Ленинград. Молодые Марат Даукаев и Юрий Петухов, которые тоже скоро превратились в ленинградцев.
На первом плане Марат Даукаев — Григорий. Царь Борис на музыку Сергея Прокофьева. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф не установлен.
Из фондов музея Пермского театра оперы и балета

Беатриче — Елена Каменская, Труффальдино — Геннадий Судаков. Слуга двух господ Михаила Чулаки. Хореограф Николай Боярчиков.

Из фондов музея Пермского театра оперы и балета

Надежда Павлова — Джульетта, Марат Даукаев — Ромео. Ромео и Джульетта Сергея Прокофьева. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф Юрий Силин. 1974
Из фондов музея Пермского театра оперы и балета

Виталий Дубровин — Орфей, Геннадий Судаков, Валерий Шилков, Сергей Черняев — певцы. Орфей и Эвридика Александра Журбина. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф Юрий Силин. 1977

Из фондов музея Пермского театра оперы и балета

На первом плане Марат Даукаев — Григорий. Царь Борис на музыку Сергея Прокофьева. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф не установлен.
Из фондов музея Пермского театра оперы и балета
Беатриче — Елена Каменская, Труффальдино — Геннадий Судаков. Слуга двух господ Михаила Чулаки. Хореограф Николай Боярчиков.
Из фондов музея Пермского театра оперы и балета
Надежда Павлова — Джульетта, Марат Даукаев — Ромео. Ромео и Джульетта Сергея Прокофьева. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф Юрий Силин. 1974
Из фондов музея Пермского театра оперы и балета
Виталий Дубровин — Орфей, Геннадий Судаков, Валерий Шилков, Сергей Черняев — певцы. Орфей и Эвридика Александра Журбина. Хореограф Николай Боярчиков. Фотограф Юрий Силин. 1977
Архив Пермского театра оперы и балета
  • ДРУГИЕ СПЕКТАКЛИ